Iraeniss
лучшее средство от всех овечьих и человечьих хворей — это хорошая порция скипидара, крепкое словцо и пинок под зад.
Название: Быть для тебя
Песня: Флер "Кто-то"



Автор: Iraeniss
Бета: -
Фандом: One Piece
Персонажи: Сандзи, Зоро
Пейринг: Сандзи/Зоро
Рейтинг: PG
Жанр: Ангст, перетекающий во флафф.
Размер: Мини.
Дисклеймер: От прав отказываюсь. Не был... Не замечен... Не состоял...
Комментарии: Это моя первая (и возможно, последняя) попытка написания сонгфика. И да, на эту же песню и с этим же пейрингом, написано несколько сонгфиков от разных авторов, т.к. это был заказ. И моя графомань далеко не самое удачное исполнение.
Статус: Закончен
Саммари: События происходят на Триллер Барк. После битвы с Озом и Морией и столкновением мугивар с Кумой прошло три дня...

Сандзи, не глядя, ткнул дотлевшую до фильтра сигарету в переполненную пепельницу и тут же щелкнул зажигалкой, прикуривая новую.
Затянулся.
Мысленно выругался.
Затянулся снова.

Легче не становилось.

Чертов мечник…
Мысли, как зацикленные, упорно возвращались к событиям того жуткого дня.
А в голове назойливо звучал мотив случайно услышанной песенки:
Близка неизбежность
Так мало любви, так много слов

Маленький портовый городок почти стерся из его памяти, затерявшись в пестром калейдоскопе встреченных на пути таких же маленьких, похожих друг на друга, как горошины из одного стручка, приморских городков.
А песня осталась.
Засела занозой в мозгу и теперь крутилась заезженной пластинкой, отдаваясь болью в висках.
Совершенная нежность
Превращается в совершенное зло

Горький дым щипал язык, в горле саднило, но Сандзи все продолжал тянуть сигареты одну за другой. Не замечая, что скурил уже почти всю пачку…

Чертов упертый мечник!
Он лежит там, обмотанный бинтами и спит. А Сандзи никак не может заставить себя думать о чем-то другом, кроме, как об этом невыносимом типе.
И о том, что случилось три дня назад…
Отвергая законы природы
Стоит у перил моста
Безумно глядя на воду
Совершенная красота

По всем законам природы он не мог выжить. Не было у него ни единого шанса.
Не было.
Но ему же плевать на любые законы.
Всегда было плевать.
Он лишь упрямо хмурил резко очерченные брови и делал невозможное, выходя за грань реальности и насмехаясь над здравым смыслом.
Тогда, на Барати, при первой встрече именно этим он и поразил Сандзи. Этой своей упертостью и абсолютным равнодушием к смерти.
Как он стоял тогда, не желая отступать, когда кинжал Михавка вошел в его тело. Как принял потом удар огромного меча, способного рассекать корабли. Удар, смертельный для обычного человека…
Вот только обычным он не был...
Чертов упертый идиот!
Эта его упертость восхищала и, одновременно, раздражала Сандзи. Подхлестывала и заставляла соответствовать. Ведь если мог Зоро, то и он, Сандзи, мог. Должен был смочь. Иначе выставил бы себя слабаком в глазах чертова мечника.
Ставшего для него не только товарищем по команде, но и кем-то неизмеримо большим.
Кем-то, без кого вся дальнейшая жизнь теряла смысл. Как будто их связали невидимые нити...

Конечно, был еще Луффи...
Луффи творил такое, что в голове не укладывалось.
Ничто не могло заставить его усомнится в собственных силах и в своих накама. Луффи не понимал значения слова «невозможно». Невозможного для него не было. Он перекраивал мир под себя, творя собственную реальность, и даже не понимая, как он это делает и что он вообще это делает.
Он просто не умел по-другому.
Никто не мог устоять перед обаянием этого мальчишки, и само мироздание пасовало перед его уверенностью, подчиняясь и принимая его правила игры.
А Зоро был другим.
Зоро знал, что жизнь может сыграть с тобой очень паскудную шутку. И каким бы ты ни был сильным и целеустремленным, однажды ты можешь сломать шею, глупо поскользнувшись на лестнице.
Зоро знал это и бросал жизни вызов. И побеждал.
Пока побеждал…
И все же, Сандзи не сомневался, что однажды этот упрямый парень станет лучшим мечником мира. Он верил в это, так же, как и в то, что Луффи станет королем пиратов. И они, все вместе, покорив Гранд Лайн, обойдя весь мир, побывают во всех морях, включая таинственное Олл Блю. И Нами нарисует свою карту. И Робин, наконец, узнает истинную историю.
Сандзи нисколько не сомневался, что так все и будет.
И когда, едва придя в себя после взрыва, он увидел чертова мечника, стоявшего на коленях перед шичибукаем, и в глазах его была смерть, Сандзи испугался.
По-настоящему испугался...
Кто-то мчался, падая с ног, плыл против течения, ехал на красный
Это было неправильно.
Это было невозможно.
Это было неправильно настолько, что грозило разрушить его мир.
Не мог Зоро умереть. Не имел права.
У него же была чертова цель.
Он должен был выполнить обещание, данное много лет назад давно умершей девочке.
Нельзя ему было умирать.
Никак нельзя.

Голова раскалывалась от боли, к горлу подступала тошнота, и сознание туманилось, норовя отключиться, но Сандзи все-таки сумел подняться.
Просто чтобы сказать, что всё будет хорошо, что всё не напрасно
Он шел на подкашивающихся ногах, его трясло, словно в лихорадке, но он шел и боялся только одного - не успеть вовремя.
Но ошибся дорогой, и не рассчитал траекторий полёта
И потом, когда он уже стоял перед Кумой, он молил всех богов, в которых не верил, чтобы все произошло быстрее. Чтобы никто не помешал…
Ведь если необходимо кому-то умереть, чтобы спасти команду, то пусть это будет он, Сандзи.
Не Зоро.
Только не Зоро...

Потому что Луффи непременно станет королем пиратов.
А Зоро должен стать лучшим мечником мира.
И Сандзи ни капли не кривил душой, когда говорил, что готов отдать жизнь за каждого из своих накама.
Ведь как он сможет жить дальше, если рядом не будет Луффи, ребят и этого упертого маримоголового придурка?
И, когда они войдут, наконец, в затерянные воды Олл Блю, это не будет иметь для Сандзи никакого смысла, если на палубе не окажется хмурого зеленоволосого парня с тремя катанами.

Это была бы прекрасная смерть. Достойное завершение отличного приключения.
«Давай же!» - зло шептал Сандзи, чувствуя, как утекают минуты.
А проклятый шичибукай все медлил, словно ждал чего-то. Будто что-то решал для себя.
И мне снова приходится быть для тебя этим "кто-то"
И тогда этот упрямый идиот, еле живой от усталости и полученных ран, сумел собрать остатки сил и ударить.
Все-таки сумел.
Любить - это так глупо
И, уже теряя сознание, Сандзи оставалось лишь отчаянно цепляться за плечо мечника, боясь отпустить. И, падая, проваливаясь в липкую темноту, чувствуя как слабеющая ладонь соскальзывает по руке Зоро, кричать: «Только не умирай, дубина! Не смей умирать!».
Вот только кричать он уже не мог.
Всё получилось не так, как хочется
И оставалось смотреть в его глаза, пытаясь взглядом сказать то, что никогда не решился бы произнести вслух...

Едва очнувшись, он увидел Луффи – живого и здорового.
Луффи, смеющегося и весело скачущего от избытка сил.
И брошенные катаны…
И тогда он побежал.
Лезут холодные
Скользкие щупальца в мир одиночества

Он и сам не понимал, на что надеется.
Он и не надеялся. Или, все-таки, надеялся? Наверное, просто не мог поверить в его смерть.
Не мог смириться с неизбежным…
Просто бежал, отчаянно желая его найти.
Живого.
Конечно же, живого.
Боясь даже подумать об ином…
Калечат и ранят, и сердце сжимают вежливой ложью
Вот и не думал.
Вообще не думал.

А потом Сандзи его увидел.
Зоро стоял, четко выделяясь темным силуэтом на белесом фоне уже совсем посветлевшего неба.
Стоял, застыв, словно изваяние, не замечая ничего вокруг…
И хотелось подбежать к нему, обнять, уткнуться носом в плечо и разрыдаться от облегчения, совсем по-детски...
Но мы же не станем холодными, скользкими тоже
Сандзи лишь, перешел на шаг, привычно сунув руки в карманы изодранного пиджака.
Не хватало еще, чтобы этот тип понял, как Сандзи переживал за него...
Кто-то мчался, падая с ног, плыл против течения, ехал на красный
Просто чтобы сказать, что всё будет хорошо, что всё не напрасно
Но ошибся дорогой, и не рассчитал траекторий полёта

...Понял, что он для него значит.
И мне снова приходится быть для тебя этим "кто-то"
Сандзи и себе-то не признавался, что значит для него этот тип.
Любить - это так глупо.
Любить, без всякой надежды на ответное чувство...
Так хочется остановиться
Сказать своим светлым порывам – хватит

И тут Сандзи увидел кровь.
Целое море крови.
Яркая, глянцево блестящая на солнце, она была повсюду, уже подсохшая и совсем свежая - стекала по телу мечника, обвивая его широкими алыми лентами и скапливалась лужицами у ног. Текла и текла, не останавливаясь.
И взгляд у него был такой… Не видящий. Пустой взгляд. Жуткий.
Такой взгляд может быть только у того, кто уже перешел черту жизни и смерти.
И непонятно было, как он вообще на ногах держится.
Легко заблудиться
В мире хитрых стратегий и тактик

А он, кажется, только его, Сандзи и ждал. Пробурчал какую-то ерунду, что мол, ничего не случилось, и рухнул, как подкошенный.
Хорошо, Сандзи совсем рядом был – успел подхватить.

И пока он тащил его бесчувственное тело, пока Чеппер, всхлипывая и бормоча что-то неразборчивое, штопал многочисленные раны, Сандзи казалось, что все его чувства застыли, скованные невыносимым страхом. Как будто его заморозили, как когда-то Робин, и он превратился в лед.
И его сердце остановилось.
Замерзло, став сверкающим кристаллом и замерло, боясь пошевелиться, чтобы не расколоться на тысячу мельчайших осколков от малейшего неосторожного движения.
Душа трепещет и плачет
От того, что творится в уме

Он стоял в стороне, не разрешая себе даже смотреть на мечника, и ждал.
Делал вид, что совсем не интересуется происходящим, что занят совсем другими вещами, а сам ждал.
Будто осужденный на казнь, ожидающий или окончательного приговора, или помилования.
И когда Чеппер, пошатываясь от усталости, отошел, наконец от Зоро, прошептав: «Жить будет», на Сандзи словно водопад обрушился. Он чувствовал, как будто вдруг остался вовсе без кожи. Смесь облегчения и запоздалого отчаяния резанула по оголившимся нервам, скрутила внутренности болезненным спазмом, сжала комочек сердца когтистой лапой.
Да так и не отпустила до сих пор…

А потом Сандзи узнал, что произошло, пока он валялся без сознания.
Двое парней из общества жертв видели все и порывались рассказать, готовые взорваться от нетерпения и переполнявших их эмоций.
Сандзи не дал. Отвел в сторонку, выслушал, цепенея от нахлынувших образов и велел молчать.
Незачем остальным было знать все это.
Особенно Луффи.
Зоро точно не хотел бы, чтобы они узнали.
И это было то немногое, что Сандзи мог сейчас для него сделать.

Потом был грандиозный праздник. И Сандзи был очень занят.
Все три дня.
Сандзи был рад, что приходится так много готовить. Готовить снова и снова.
Это отвлекало от постоянных мыслей о мечнике, заставляло на какое-то время почти не думать о нем.
Почти.
И Сандзи готовил все новые и новые блюда. И даже праздновал вместе со всеми.
И вовсе не обращал внимания на Зоро, спящего, не смотря на дикий шум.
Но я твержу, что всё будет иначе
Только иногда позволял себе вскользь бросить взгляд, чтобы удостовериться, что грудь мечника равномерно вздымается под толстым слоем бинтов…
А, кто бы твердил это мне!?

Он снова затянулся и понял, что больше не выдержит.
Была ночь, уже четвертая ночь, после тех жутких событий. Все спали, утомленные затянувшимся праздником.
И Зоро спал, так ни разу не проснувшись за все это время.
Кто-то мчался, падая с ног,
А ноги уже сами несли по коридору, не обращая внимания на панические вопли рассудка.
плыл по течению, ехал на красный
Он просто посмотрит на фехтовальщика и сразу же уйдет.
Просто чтобы сказать, что все будет хорошо, что все не напрасно
Только взглянет на него и все.
В конце концов, что с того, что он зайдет проведать раненого товарища?
Да и никто ведь и не увидит.
Но ошибся дорогой, не рассчитал траекторий полёта
Сандзи решительно отшвырнул сигарету и вошел в комнату, где спал мечник.

Даже во сне лицо его оставалось хмурым.
Волна горьковатой нежности накатила вдруг, непрошенная, накрыла с головой, так, что стало невозможно дышать.
И тогда Сандзи, не выдержав, присел на краешек кровати и легко провел пальцами по зеленым волосам, отливающим патиной в лунном свете. И волосы эти, которые он, в насмешку, сравнивал с морскими водорослями, неожиданно оказались мягкими и шелковистыми на ощупь.
И захотелось глубже зарыться в них пальцами, перебирая и поглаживая.
Он и зарылся.
Сидел, глупо улыбаясь, вслушиваясь в ровное дыхание спящего мечника, и ласково перебирал его волосы не в силах оторваться…
И почему-то от этого делалось легко на душе.
И мне снова приходится быть для тебя этим "кто-то"
И боль, все эти дни терзавшая сердце острыми когтями, отступала.
Происходящее казалось таким естественным, таким правильным, что Сандзи даже глаза прикрыл от удовольствия.

А потом он почувствовал взгляд.
Зоро, проснувшись, смотрел на Сандзи и почему-то улыбался. Не обычной своей кривой ухмылкой, а как-то неуверенно и непривычно нежно. И от этой улыбки лицо его сделалось совсем юным и ранимым.
И, наверное, надо было отдернуть руку и сказать какую-нибудь колкость, чтобы замять неловкость, перевести ситуацию в привычное русло взаимных насмешек и оскорбительных шуточек.
Но луна, заглядывая в окно, заливала комнату колдовством.
И лицо Зоро, посеребренное лунным светом, было таким мальчишеским и таким беззащитным, что Сандзи, скользнув ладонью по его волосам, продолжил движение, проведя по щеке, и осторожно, самыми кончиками пальцев коснулся губ.
А Зоро, будто только этого и ждал – притянул его за плечи, заставляя прилечь рядом, и поцеловал. И Сандзи поцеловал его в ответ.
И тогда все встало на свои места.
Россыпь разрозненных фрагментов сложилась, наконец, в цельную картинку.
И они, не говоря ни слова, все целовали и целовали друг друга, не в силах остановиться. И слова были не нужны, потому что зачем слова, когда и без них все ясно? Да и не хватило бы никаких слов…
А луна все также заглядывала в окошко и с самым заговорщическим видом таинственно улыбалась.
Кто-то мчался, падая с ног, плыл по течению, ехал на красный
Просто чтобы сказать, что всё будет хорошо, что всё не напрасно
Но ошибся дорогой, не рассчитал траекторий полёта
И мне так понравилось быть для тебя этим "кто-то"

@темы: аниме, cardio-wave, One Piece